БЕРЕМЕННОСТЬ И РОДЫ

Суррогатное материнство – это сделка по покупке ребенка

Группа парламентариев внесла в Госдуму проект закона, который запретит иностранцам покупать услуги суррогатных матерей в России.

Инициаторами выступили вице-спикеры палаты от «Единой России» Петр Толстой и Анна Кузнецова, глава комитета Думы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев, глава комитета по развитию гражданского общества Ольга Тимофеева и сенатор Маргарита Павлова.

По словам Василия Пискарева, законопроект вызван тем, что после того, как детей, рожденных суррогатными матерями, вывозят из страны, российское государство не может защитить их права и проследить за тем, чтобы дети не попали в руки преступников.

Как отметил депутат, «сообщений о незавидной судьбе детей, рожденных суррогатными матерями, попавших в сексуальное рабство или просто подвергающихся издевательствам, из-за рубежа поступает немало». Желание произвести на свет и воспитывать детей, само по себе, доброе и почтенное. Когда супружеская пара по каким-то причинам (чаще всего связанным со здоровьем) не может иметь детей, это трагично, и прибегать к помощи медицины тут совершенно уместно. Но если бесплодие вылечить не удалось, некоторые пары – если средства позволяют – прибегают к услугам суррогатных матерей, которые должны выносить ребенка с их генетическим материалом.

Это рынок с большим оборотом, тем не менее эта практика запрещена во многих странах – в том числе в таких далеких друг от друга по культуре и политическому устройству, как Китай и Швеция. На это есть ряд очень серьезных причин, некоторые из них стоит напомнить. Суррогатное материнство обесценивает и разрушает наиболее важные для человека и общества отношения. Начиная с самых-самых близких и уникальных, которые у человека только могут быть – с его матерью. У вас может быть верная возлюбленная, близкие, доверенные друзья – но во всем этом огромном мире только мать выносила вас под сердцем и заботилась о вас, когда вы были беспомощным младенцем.

Даже люди нравственно глубоко разрушенные – представители преступного мира – сохраняют, как последний свет, почтение к матери. Образ матери и младенца – это во многих мировых культурах образ любви и святости. И вот эти отношения суррогатное материнство уничтожает – в этом случае женщина, которая выносила ребенка под сердцем, никогда не имела намерения считать его своим; она подписала контракт, родила, продала и забыла. Если в ней проснется материнское чувство – она должна будет подавить его, потому что так требует контракт.

Суррогатное материнство разрушает уникальность союза мужа и жены, в который вводится третий человек – суррогатная мать, чтобы заменить супругу в качестве той женщины, которая выносит его детей. Проституция обесценивает интимную близость, превращая ее во что-то, лишенное доверия, заботы, любви и уважения. Суррогатное материнство обесценивает материнство – превращая его в то, что можно покупать и продавать за деньги.

И тот довод, что прямое насилие или принуждение отсутствуют, люди договариваются за свои деньги, едва ли имеет значение – если люди за деньги делают что-то несовместимое с человеческим достоинством, возможно, они находятся под экономическим принуждением или соблазном, или утратили представление о должном и правильном. Много отвратительных вещей – таких, как, например, наркоторговля или педофилия – могут и не включать прямого насилия. Это еще не делает их допустимыми.

Дети в семью приходят, как дар Бога, через близость между супругами, которые намерены быть родителями этого ребенка, растить его и о нем заботиться. Он слишком драгоценен, чтобы его можно было купить за деньги. Суррогатное материнство обесценивает ребенка, превращая его в продукт, товар, предмет контракта. «Заказывать» ребенка, как заказывают пиццу – неправильно.

Все эти соображения верны, даже если ребенок попадает во вполне благополучную семью, где с ним обращаются хорошо. Но этого никак нельзя обещать; тенденция к обесцениванию ребенка может проявиться и проявляется в том, что с ним будут обращаться хуже. Более того, он может попасть к людям, которые будут питать к нему не вполне здоровый интерес. Поэтому особенная обеспокоенность продажей таких детей за границу совершенно естественна.

Желание иметь потомка, который будет нести именно ваши гены, вполне понятно – и в случае естественного брака и деторождения, это происходит само собой. Но если это невозможно, важно помнить, что ребенок не может рассматриваться как средство удовлетворения запросов взрослых. Бездетные пары, которые усыновляют детей, потерявших родителей по независящим от них причинам, совершают нравственный подвиг – и неспособность родить своих детей может быть призванием к нему. Особенно, если они достаточно хорошо обеспечены, чтобы суррогатное материнство было в принципе доступным.

Но в любом случае не стоит искусственно создавать ситуацию, когда ребенок не будет знать женщину, выносившую его под сердцем. И если законодатели не могут запретить эту практику полностью – пусть она будет запрещена хотя бы для иностранных заказчиков.

Сергей Худиев
публицист, богослов

https://vz.ru/opinions/2021/12/21/1135073.html

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»