ВОСПИТАНИЕ РЕБЁНКА

Они резко станут взрослыми. Как текущие события могут изменить подростков?

© Фото: Adobe Stock

Разбираемся вместе с социологом и психологом

Пару дней назад я ехала в автобусе и заметила, как мальчик, лет десяти-одиннадцати, пытался скачать на смартфон какую-то платную игру. По очевидным причинам неудачные попытки вызвали у него всплеск агрессии и негодования: гаджет, кажется, не ломался, в чем же проблема? С этим вопросом он обратился к рядом сидящей маме.

Пару минут она подумала и дала ответ следующего характера: «Слушай, это специально, чтобы у тебя было больше времени на учебу и на прогулки с друзьями. Весна тем более, тепло на улице, хватит дома сидеть!»

Мальчик задумался. Я тоже. Если бы не долгая пауза на обдумывание ответа, я бы могла поверить, что мама в этой ситуации воспользовалась опцией родительского контроля и заблокировала доступ к играм. Но нет. Видимо, карта просто не была привязана к аккаунту, а Apple Pay, конечно, не сработал. Создание какой-то несуществующей реальности для ребенка меня, конечно, напрягло. Поверил ей ребенок или нет — другой вопрос. Но ситуация заставила меня задуматься вот о чем.

А что? Кажется, новое поколение может стать вполне счастливым — в их жизнь вернутся дворовые игры, а количество переписок в социальных сетях пропорционально уменьшится в сравнении с увеличением личного общения. Пропадут видеоролики с распаковкой игр, которые мы так долго ругали. Нас услышали? Получите, распишитесь — никаких гаджетов даже без семейных разборок.

Спустя две минуты и я, и мальчик, видимо, эту мысль обдумали и пришли к следующей:

— Мам, так а если не оплачивать приложения, как я буду учебники и книжки скачивать?

«Я бы посмотрел на вас в детстве, если бы у вас был гаджет». Дима Зицер дал интервью «Редакции»

Вопрос вполне логичный. Ограничения то касаются и полезного контента: зарубежные книги, научные статьи, полезные приложения, участие в глобальных инициативах, любимая музыка, переписки с друзьями-иностранцами. А если выходить за рамки телефона — так и любимые продукты питания (или не любимые, а просто необходимые), одежда, косметика, обувь, игры. Как отсутствие этого скажется на подростках, которые привыкли получать ответ на сообщение в течение пары минут или секунд, к онлайн-заказам, которые им привозят за день, к большому выбору фильмов, книг, музыки и подкастов?

На самом деле, сценариев здесь больше, чем два. И все они не однозначно положительные, и не однозначно отрицательные. Делать точные прогнозы пока сложно, ведь никто не знает развязки текущих событий. Но порассуждать и подумать, как могут измениться подростки при том или ином раскладе — вполне можно. Об этом мы и решили спросить специалистов.

Дарья Литвина, социолог, научная сотрудница факультета социологии ЕУСПб

Они будут переосмыслять понятия

Скорее всего, в ближайшее время у молодых людей, которые до этого не были активно вовлечены в политическую жизнь, появятся весьма серьезные вопросы: что есть патриотизм, что есть родина, что есть гражданство. Они будут думать, насколько могут соотнести себя с определенной национальностью, страной, социальной группой.

Столкнутся с представлениями о соотношении индивидуального и общего — ориентироваться на себя или на общество? Будут анализировать границы доверия — где остается пространство для мысли и действий, а где должна заканчиваться искренность.

Понятно, что эти вопросы были всегда. Но раньше интересы многих подростков ограничивались другими сферами и не касались политики и морали. А сейчас все строится вокруг одного, поэтому они будут думать обо всех этих вещах. Но не будут беспроблемно принимать все предложенные им объяснения. Они могут принимать их критично, принимать их на веру или попросту не понимать.

«Учить патриотизму — это как говорить человеку, кого и как ему надо любить»: мнения читателей Chips Journal о любви к Родине

Они могут разочароваться в мире, но отсталыми не станут

Мы переживаем, что ограниченный доступ к контенту, цифровым технологиям, международным событиям, брендам может изолировать нас из глобального мира, вывести из контекста. А детей, которые к этому привыкли, сделать «отсталыми» по сравнению со сверстниками из других стран.

Конечно, изменения, скорее всего, вызовут раздражение у тех, кто уже пожил в глобальном и доступном мире, кто уже попробовал включиться в международные инициативы, кто путешествовал, слушал зарубежную музыку, пользовался онлайн сервисами и общался со сверстниками из всех уголков мира.

Но не стоит сильно переоценивать значимость конкретных вещей и практик. Да, их отсутствие может разочаровать (как подростков, так и нас с вами). Но, если ситуация будет усугубляться, со временем их заменят другие или найдутся новые каналы, через которые все смогут получать привычный контент. Сейчас все меняется слишком быстро, чтобы мы могли уверенно делать прогнозы.

Тем более, эти дети уже прошли пандемию — умеют подстраиваться под новые реалии. Они гибкие, многие мыслят достаточно креативно и могут находить решения в ситуации ограничений. Может быть, надежда на жизнь в глобальном мире сейчас пропадет (и для многих это действительно болезненно — попадать в мир, отличающийся от тех представлений, которые мы уже сформировали), но говорить о том, что эти дети безвозвратно отстанут (в когнитивном смысле) от сверстников, у которых в доступе есть больше товаров, услуг и брендов, — преувеличение.

Факт или мнение? Как научить ребенка обращаться с информацией и использовать критическое мышление

Долгосрочное планирование будет даваться им сложнее, если наступит экономический кризис

Пока мы точно не можем сказать, какая экономическая ситуация нас ждет через пару месяцев. Но при наступлении глубокого экономического кризиса — помимо понятных рисков и ограничений — детям будет сложнее учиться принимать стратегические решения и управлять эмоциями.

Есть известный эксперимент, в котором ребенку дают конфету с условием: если он ее не съест, то через несколько минут получит еще одну. Дети, живущие в неблагоприятных экономических условиях съедают ее сразу — думают, их могут обмануть, забрать конфету, и уж лучше получить одну, но с гарантией. Те, кто растет в более благополучных семьях ждут, проявляя силу воли, терпение и навык стратегического расчета.

С точки зрения молодежной политики, молодежь рассматривается либо как ресурс, который можно встроить в существующий порядок, либо как источник неизвестности, который нужно постоянно контролировать. И, возможно, нам, как родителям, придется приложить еще больше усилий, чтобы развить в этих детях качества, которые помогут им жить в глобальном мире. Хотя делать это в условиях кризиса может быть очень сложно. 

Ксения Денисенко, психолог, специалистка по работе с подростками

Подростки могут резко повзрослеть

Тоддлеры больше зависят от эмоциональной атмосферы дома. Но с подростками она тоже важна. Кто-то из них увидит, что родители не справляются и попытается помочь (а кого-то заставят помогать сами родители).

Принятие такого вынужденного решения под давлением угнетающих обсуждений взрослых о нехватке денег может лишить подростков периода, который нужен им по возрасту: устраивать бунты, ругаться, творить глупости, влюбляться, пробовать новое. Сейчас они соберутся, резко повзрослеют, но через пару лет, скорее всего, захотят избавиться от этой навязанной ответственности. То есть сейчас мы просто берем «взаймы» у их психики.

Но подростковый возраст случится: это может быть в положенное время, а может позже, потому что эта сепарация необходима. И те, кто не прошел ее в 14–15 лет, будут проходить в более старшем возрасте. В таком случае им будет страшно делегировать ответственность, потому что в их психологической связке она будет ассоциироваться с негативом и вынужденными мерами. Потом эту связку придется распутывать.

Задача родителей — разговаривать с детьми о происходящем (это важно). Возможно, ваш подросток будет знать, что вам приходится непросто. Но если специально не втягивать его в проблемы, не заставлять решать взрослые вопросы, не давить эмоционально, а постараться сохранить привычную спокойную обстановку — инфантильности в 25 лет можно будет избежать.

«Все будет хорошо, обязательно»: 6 книг для подростков о переменах и переезде

Они научатся работать с информацией

Дефицит информации в сравнении с тем количеством, к которому они привыкли, просто заставит их искать обходные пути. Ведь даже сейчас у них есть определенные практики выуживания новостей, фильтрации, есть коммуникация внутри групп, где происходит своего рода информальное образование — обмен опытом, мнения и каналами получения информации.

Тема, на которую мы вешали взрослый ярлык, теперь обсуждается во всех кругах. И, возможно, именно она научит подростков искать и проверять информацию, научит доказывать свою правоту и исследовать, научит выстраивать независимое мнение и спорить. Чтобы переубедить собеседника, подростку нужно будет готовить аргументы и преподносить их так, чтобы не ударить в грязь. А в споре со сверстниками — это очень важно.

А могут стать эгоистами, которым нужно все держать под контролем

Если в обществе и дальше будет продвигаться мысль, что мы ни на что не влияем, то это поколение вполне может стать эгоистичным. Если вбивать им в голову, что они не могут ничего изменить вовне, то они будут заботиться о себе и перестанут ориентироваться на других. Возможно, будут пытаться все контролировать. Возможно, это будет даже гипертрофированный контроль — попытка забыть себя в потоке дел, чтобы справиться с тревогой.

35 (да, так много!) способов помочь ребенку успокоиться и взять под контроль свои эмоции

Они будут конкурентоспособными (если мы успеем трансформировать разочарование в стремеление)

Подростки сильно социально ориентированы, их заботит финансовое различие: «Родители купили мне новый айфон — я классный». В кризис пропасть между людьми становится больше.

Взрослым легче с этим мириться, а вот у подростков самооценка держится на одобрении сверстников. Они могут понимать проблему, но эмоционально все равно будут сильно на нее реагировать. При худшем раскладе, может быть и нарциссическая травма (удар по самолюбию): все было прекрасно, но вдруг пришлось продать все тот же айфон, чтобы купить продукты. Это, конечно может спровоцировать сильный психологический стресс.

«Персики на варенье»: как семьи выживали в 90-е

Если мы будет пытаться решать эту проблему в моменте, проговаривать, разделять эмоции подростка (но не утешать его), то в дальнейшем это может, наоборот, трансформироваться в целеустремленность и высокую конкурентоспособность, потому что у них сформируется потребность компенсировать то, что они упустили.

Если у родителей выстроены доверительные отношения с подростком (это бывает редко, так что если у вас их нет — вы в большинстве, это нормально), они аргументированно стараются донести свою позицию, то никакого протеста не будет. Но чаще всего мама и папа просто не будут услышаны. Лучшая тактика — работать с чувствами и поддерживать их. Не обращать внимание на содержание речи, а сочувствовать переживанию. Пусть он плачет, злится, ругается на всех, кого считает виноватыми, даже если вы считаете кто-то другого. Разговоры, обстановка дома, спокойствие родителей — то, что поможет меняться подросткам в соответствии с возрастом и запросами, а не с социальными потрясениями.

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»