ВОСПИТАНИЕ РЕБЁНКА

«А чего это у вас ребенок так орет»: почему посторонние лезут с замечаниями и как на них реагировать

© Unsplash.com

Дышите глубже!

Даже если ребенок не в истерике, а просто прыгает в луже, крутится-вертится, просится на руки, обязательно найдется кто-то желающий выступить с комментарием. Вы же при этом испытываете одно-единственное желание — чтобы все эти люди замолчали. А с ребенком вы сами разберетесь.

Грубо и вежливо (да, так тоже бывает):

Лучшее, что вы можете сделать — это проследить, чтобы мне не мешали.

Спасибо, я не спрашивала вашего мнения.

Спасибо вам. И вам всего доброго.

Спасибо, нам не нужна помощь.

Я не считаю ваш опыт воспитания детей положительным.

Мужчина, вы бы поосторожнее, я сейчас полицию вызову и скажу, что вы пытались увести чужую девочку. И отмазывайтесь потом, как знаете. (В ответ на обращенное к ребенку: «Ты что ревешь? Вот я сейчас тебя заберу!»).

У него есть мама и папа. (В ответ на прямое обращение к ребенку)

Такие ответы — своего рода попытка поставить советчиков на место. Действенность, по наблюдениям, более высокая, чем у обычной вежливости. Доброжелатели часто замолкают, а именно это и было целью. В критической ситуации матери чаще всего неважно, почему советчики замолчали.

Эти ответы определены как грубые, во-первых, по реакции непрошенных собеседников на них, во-вторых, по тону, каким они произносятся.

Доброжелательный троллинг:

Ой, я вижу, вы очень неравнодушны к маленьким детям! Наверное, мечтаете им помогать, вот номер моей банковской карты, жду перечислений! Спасибо.

Je ne parle pas le russe (при этом ребенок рядом плачет по-русски).

Доктор запретил перегревать (в ответ на «ах, ручки холодные, ах, шапочка легкая»).

От прямой грубости отличается заложенными в ответ ироничными нотками.

Жесткий троллинг:

О, вы можете усыновить его прямо сейчас, я уверена, с вами ему будет намного лучше!

Я просто обожаю детский плач и специально довожу ребенка.

Спасибо за совет, но мне нравится смотреть, как он страдает.

Да у меня запасные дети есть.

Мой ребенок, хочу с сахаром ем, хочу маслом мажу.

Мое яйцо, хочу высижу, хочу омлет сделаю.

Это вообще не мой ребенок.

В него вселился демон.

Это научный эксперимент, не мешайте.

Дать подержать?

Как, говорите, зовут вашего сына?

Кому соринка — кому витаминка (ну подобрал ребенок лист с земли и решил на зуб попробовать — чего прицепились, спрашивается).

Троллинг, или издевательство, действует, к сожалению, лучше всего. Советчики не захотят связываться с особой, которая грубее, чем они сами. Этот метод — право силы. И к нему матери чаще всего прибегают, когда вежливое: «Спасибо, мы разберемся», — не помогает.

Корректный игнор:

(Ребенку) Заинька, я знаю, что ты устала; перед нами всего три человека в очереди, а потом мы пойдем купим мороженое, потерпи немного!

Диалог с ребенком можно вести бесконечно. Это хорошо работает во всех смыслах:

способствует контакту с ребенком в трудной для него ситуации;

не дает возможности посторонним «зацепиться» и устроить эскалацию конфликта (чему, увы, способствуют агрессивные ответы);

дают вам официальный повод для игнора (вы же ребенка успокаиваете, все очевидно!).

Грубый игнор:

(Ребенку) Нет, тетя не права, мальчики могут любить розовое, девочки могут любить синее, ты можешь любить любые цвета и играть с любыми игрушками, какие тебе нравятся (в ответ на «а ты знаешь, что мальчики не должны ездить на фиолетовом велосипеде», обращенное к ребенку).

Иногда надо называть вещи своими именами.

Мнение психолога

Как вмешиваться, если очень хочется вмешаться?

Для начала нужно убедиться, что ваши комментарии или помощь уместны. Поэтому, если кажется, что нужно вмешаться, уточните:

Вам нужна помощь? Вам помочь? У вас все в порядке? Давайте помогу?

Обязательно с улыбкой и не настаивая.

Единственное, когда мы действуем без уточнения, — когда ребенок в опасности (его бьют, преследуют).

Почему родители «вспыхивают»?

Ситуация с плачущим ребенком, сумками — это стрессовая ситуация. В стрессе у человека две естественных реакции — борьба или бегство. И мама сбежала бы, да чаще всего бежать либо некуда (в транспорте, в очереди, в магазине), либо нет возможности — с тяжелыми сумками и ребенком наперевес особо не побегаешь. И тогда срабатывает вторая защитная реакция — борьба, ведь комментарии окружающих воспринимаются как агрессивные выпады, а не как попытка помочь.

Кроме того, родитель нередко про себя уже испытывает чувство вины за некомпетентность, стыд за то, что это происходит у всех на виду, любой комментарий подтверждает внутренние гонения родителя, оттого вызывает чрезмерную защитную реакцию в виде ответного нападения.

Как говорить с родителями чужих детей, которые не особо хотят вас слушать. 14 советов психолога

Как себе помочь и как реагировать на вмешательство окружающих?

Есть несколько вариантов, облегчающих восприятие чужих замечаний.

Мой подход — «спокойное уверенное и уважительное поведение». Если человек не замечает или не слышит, что он нарушает границы, то простое «пожалуйста, перестаньте, мы сами справимся». Многие не воспринимают такой подход всерьез, так как считают лучшим ответом на выпад в свою сторону ответный выпад. По мне, это демонстрация ребенку того, что против силы есть только другая сила.

Вариант пошутить — одна из лучших психологических защит. Желательно без злости.

«Использовать игнорирование и уход от проблемы» — также безотказная и прекрасно работающая методика.

Если вы успели вступить в беседу с советчиком, можно про себя представить его пятилетним ребенком, тогда слова будут подбираться легче, поведение советчика проще понять, проще воспринимать его не как агрессора, а как неопытного малыша. Причем голос, подбор слов и интонация должны быть соответствующими.

Например: «Сейчас мой ребенок плачет, видите, как у него текут слезы, когда вы обращаетесь к нему и берете его за ручку, он пугается, давайте вы отойдете на пару шагов назад и не будете трогать, если вы хотите посмотреть, можете сделать это с расстояния».

Впервые текст был опубликован 23 октября 2017 года.

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»